Обзор судебной практики Рязанского областного суда

Обобщение судебной практики рассмотрения Рязанским областным судом уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей

С 1 ноября 1993 года в Российской Федерации начали действовать суды присяжных. Рязанский областной суд к рассмотрению уголовных дел по 1 инстанции с участием коллегии присяжных заседателей приступали с марта 1994 года.
Обобщение практики рассмотрения областным судом уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с планом работы с целью выявления нарушений, допускаемых судом при рассмотрении дел указанной категории.
Обобщением были охвачены уголовные дела, рассмотренные судом присяжных в 1994 - 1995 годах, т.е. за все время действия данной формы судопроизводства.
Согласно статистическим данным общее количество рассмотренных в 1995 году уголовных дел почти осталось на уровне 1994 года.
Так, в 1994 году рассмотрено 64 уголовных дела, из них с вынесением приговора 46, в т.ч. с участием коллегии присяжных заседателей 15, или 23,4 %. В 1995 году эти цифры соответственно равны 68,35 и 9 (13,2 %).
Таким образом, в 1995 году наблюдается уменьшение количества дел, рассмотренных с участием коллегии присяжных заседателей, с 15 до 9, т.е. на 6 дел. На такую же цифру произошло увеличение количества дел, рассмотренных коллегией профессиональных судей, с 11 до 17.
Из 15 дел, рассмотренных в 1994 году судом присяжных, по 13 поставлены обвинительные, по 2-м - оправдательные приговоры.
По причинам организационного характера (отсутствие зала судебного заседания) 12 дел рассмотрено в срок свыше 1 месяца.
80 % приговоров от числа обжалованных были отменены Верховным Судом Российской Федерации: 7 - в кассационном, 1 - в надзорном порядке.
Основной причиной отмены приговоров является нарушение судом требований ст. 449 УПК РСФСР, выразившееся в постановке перед присяжными заседателями вопросов, которые требуют юридической оценки при вынесении вердикта (дела по обвинению Русина, Радченко, Кирилина, Кухтенкова, Володиной, Чурочкина). Приговоры в отношении Артюхова, Кудряшова отменены ввиду нарушения ст. 453 УПК РСФСР, т.к. присяжные заседатели, не придя к единодушному решению, ответили на поставленные вопросы и по разрешению председательствующего провозгласили вердикт в судебном заседании до истечения 3-х часов, установленных им для голосования.
Из числа отмененных при повторном рассмотрении три дела (по обвинению Артюхова, Кудряшова, Радченко) были направлены на дополнительное расследование с подготовительной стадии судебного разбирательства и вновь в областной суд не поступали. Одно дело в отношении Кухтенкова до настоящего времени не рассмотрено.
В 1995 году с участием коллегии присяжных заседателей рассмотрено 9 дел, 8 из которых о преступлениях, предусмотренных ст. 102 УК РСФСР.
Вынесено 6 обвинительных, два оправдательных вердикта, по одному делу из 5 обвиняемых двое оправданы.
Обжалованы и опротестованы 8 приговоров, из них 4 отменены, что составляет 50 % от числа обжалованных и свидетельствует о некотором улучшении качества рассмотрения дел судом.
По-прежнему распространенной ошибкой, влекущей отмену приговора, является постановка перед присяжными заседателями вопросов правового характера. Кроме того, приговоры отменялись ввиду противоречивости ответов присяжных на поставленные вопросы, отсутствия обоснования квалификации действий осужденных.
На два определения кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации (дела по обвинению Володиной, Полякова) внесены представления на имя председателя Верховного Суда об их отмене.
В 1995 году три дела обобщаемой категории рассмотрены с нарушением установленных процессуальных сроков.
Ошибки, имеющие место при разрешении дел, рассмотренных с участием коллегии присяжных заседателей, можно подразделить на следующие группы в зависимости от стадии рассмотрения дела в суде, это: ошибки, допускаемые
а) при проведении предварительного слушания;
б) в процессе судебного разбирательства;
в) при формулировании вопросного листа;
г) при составлении приговора.
Они заключаются в следующем: в соответствии со ст. 431, 223-1, 239 УПК РСФСР вопрос о назначении предварительного слушания дела при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела судом присяжных должен быть решен не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд, если обвиняемый содержится под стражей, и в течение месяца по остальным делам. Предварительное слушание должно быть проведено не позднее 14 суток с момента вынесения постановления о его назначении и в такой же срок должно быть начато рассмотрение дела с участием коллегии присяжных заседателей.
Однако, как уже было отмечено, эти сроки не соблюдаются. Так, предварительное слушание дела по обвинению Бровкина и Захарова, поступившего в суд 23 марта 1995 года, было проведено лишь 11 мая 1995 года. Аналогичное нарушение сроков рассмотрения дел допущено и по некоторым другим делам.
В процессе предварительного слушания дела согласно ст. 432 УПК РСФСР судьей рассматриваются заявленные участниками процесса ходатайства. При проведении предварительного слушания по делу Никулаева необоснованно было отклонено ходатайство потерпевшей о приобщении искового заявления о возмещении расходов на похороны при наличии документов, подтверждающих эти расходы, и разъяснено, что она вправе заявить аналогичное ходатайство непосредственно в ходе судебного разбирательства дела с участием коллегии присяжных заседателей, что потерпевшей и было сделано.
Исключение из разбирательства дела в суде присяжных недопустимых доказательств может производиться судьей как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе. Поскольку согласно ч. 3 ст. 435 УПК РСФСР решение вопроса об исключении из разбирательства дела всякого доказательства, полученного с нарушением закона, является обязанностью председательствующего, Пленум Верховного Суда рекомендовал судьям до назначения дела к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания проверять, не были ли нарушены в ходе дознания и предварительного следствия гарантированные Конституцией Российской Федерации права граждан или допущены процессуальные нарушения, влекущие признание того или иного доказательства недопустимым. Решать вопрос об исключении недопустимых доказательств целесообразней на стадии предварительного слушания дела, т.к. несвоевременное решение указанного вопроса влечет за собой затягивание судебного разбирательства дела.
Так, по делу по обвинению Чурочкина и др. в ходе предварительного слушания стороны не заявили, а председательствующий не проявил инициативы и не исключил из разбирательства дела доказательства, добытые с нарушением закона. В процессе судебного разбирательства данного дела с участием коллегии присяжных заседателей председательствующий трижды удалялся в совещательную комнату для разрешения ходатайств адвокатов об исключении недопустимых доказательств и исключил из разбирательства дела 11 документов.
В некоторых постановлениях, вынесенных по результатам предварительного слушания, не указаны листы дела исключенных из разбирательства документов (дело Русина), отсутствует обоснование решения об удовлетворении либо отклонении заявленных ходатайств, в резолютивной части отклоненные ходатайства вообще не упоминаются (дела Бурмистрова, Кухтенкова, Белозерова).
В процессе судебного разбирательства дела допускаются нарушения при формировании скамьи присяжных заседателей. Так, при рассмотрении дела Русина председательствующий предоставил право безмотивного отвода потерпевшей и законному представителю подсудимого, хотя ст. 439 УПК РСФСР таким правом их не наделяет.
По делу Никулаева при отборе присяжных заседателей председательствующий не выполнил требования ч. 4 ст. 438 УПК РСФСР: не выяснил у присяжных заседателей их информированность об обстоятельствах дела, рассмотрение которого предстоит в суде, и вообще не задал им ни одного вопроса.
Непосредственно в ходе судебного следствия допускаются факты оглашения недопустимых доказательств. Так, при рассмотрении дела в отношении Никулаева по ходатайству прокурора был оглашен протокол допроса Никулаева в качестве подозреваемого, хотя этот документ следовало признать недопустимым доказательством, поскольку обвиняемому его право на защиту было разъяснено после допроса. А при рассмотрении дела Русина были оглашены показания последнего в качестве свидетелей, в то время как данный протокол допроса надлежало исключить из числа доказательств, поскольку при допросе Русин предупреждался об уголовной ответственности за отказ от показаний и дачу ложных показаний.
По ряду дел в судебном заседании оглашались характеристики на подсудимых, допрашивались свидетели только по характеризующим данным подсудимых (Никулаев, Цуканов, Кухтенков). В то время как согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года "О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных" с участием присяжных заседателей не должны исследоваться данные, характеризующие личность подсудимого (характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении и т.д.).
Применительно к этому не подлежат исследованию и данные о личности потерпевшего, за исключением случаев, когда это необходимо для установления мотива преступления.
Нет единой практики в допросе лиц, являющихся родственниками подсудимого. Перед допросом им необходимо разъяснять положения ст. 51 Конституции Российской Федерации и предупреждать об уголовной ответственности по ст. 182 УК РСФСР за дачу ложных показаний, если они изъявили желание дать показания в суде.
Общим недостатком для всех без исключения дел, рассмотренных с участием присяжных заседателей, является отсутствие в материалах дела вопросов, первоначально сформулированных председательствующим и поставленных на обсуждение сторон.
Следует признать правильной практику обсуждения сторонами вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, в отсутствие последних.
В то же время удаление присяжных заседателей при разрешении ходатайств о назначении какой-либо экспертизы, о частичном отказе прокурора от обвинения нецелесообразно (дело Арсенова).
При проведении экспертизы в суде председательствующий обязан вынести соответствующее постановление. Из протокола судебного заседания по делу Кухтенкова видно, что в суде проводилась судебно-медицинская экспертиза, однако постановление о ее назначении в материалах дела отсутствует, в связи с чем определить, какие вопросы были поставлены на разрешение экспертизы, можно лишь из отраженных в протоколе с судебного заседания ответов судебно-медицинского характера.
По некоторым делам не выполняются требования ст. 430 УПК РСФСР и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года, согласно которым при изменении государственным обвинителем в ходе судебного заседания обвинения в сторону смягчения либо при частичном отказе от обвинения председательствующий судья должен вынести постановление о продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддерживаемого государственным обвинителем.
Так, государственный обвинитель отказался от обвинения Кухтенкова по ст. 102 п. "е, г" УК РСФСР. Председательствующий судья, не вынося постановления, объявил участникам процесса о частичном прекращении дела, о чем имеется запись в протоколе судебного заседания.
Как уже было отмечено, распространенной ошибкой, влекущей отмену приговора, остается неправильная формулировка вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, в частности постановка вопросов, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого: "виновен ли в убийстве с особой жестокостью, из хулиганских побуждений" (дело Чурочкина и др.), "доказано ли, что совершено умышленное убийство из корыстных побуждений" (дело Русина), "доказано ли, что находился в состоянии сильного душевного волнения", "доказано ли, что сильное душевное волнение возникло внезапно" (дело Никулаева).
Наряду с постановкой перед присяжными заседателями юридических вопросов в последнее время наблюдается ошибка иного характера: постановка одного вопроса, включающего в себя действия нескольких лиц, в то время как в соответствии со ст. 449 УПК РСФСР в отношении каждого подсудимого и по каждому деянию, в котором он обвиняется, должны быть поставлены отдельные вопросы.
В качестве примера можно привести следующий вопрос: "Доказано ли, что Арсенов предложил лишить жизни Родионова и по его указанию Сайко взял топор, вывел Родионова на пруд, вырубил прорубь; Калинин ударил Родионова обухом топора по голове, после чего Арсенов, полагая, что Родионов мертв, сбросил его в прорубь и от утопления в воде наступила его смерть", т.е. в одном вопросе описаны действия трех лиц. Неправильная формулировка вопросов повлекла противоречивость ответов присяжных заседателей.
Недопустимой является постановка одного вопроса в отношении нескольких лиц, действия которых однотипны: "Доказано ли, что Шапошников и Чурочкин напали на Сенина, стали его избивать..."
В соответствии со ст. 454 УПК РСФСР в вопросном листе должны содержаться результаты голосования. Данное требование не выполнено по делу Белозерова, Бурмистрова.
Отсутствие обоснования квалификации действий Белозерова, Рыбакова, осужденных по ст. 102 п. "г" УК РСФСР, признано Верховным Судом Российской Федерации грубым нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим отмену приговора суда присяжных.
Аналогичное нарушение допущено по делу Бурмистрова, осужденного по ст. 102 п. "и, л", 144 ч. 3 УК РСФСР.
По делам, рассмотренным с участием коллегии присяжных заседателей, вынесено одно частное определение в адрес УВД администрации Рязанской области о поощрении подростков, которые пресекли преступные действия Прокопникова (ст. 15, 117 ч. 4 УК РСФСР).
По делу Чурочкина и др. также имелись основания для вынесения в адрес следственных органов частного определения о низком качестве расследования дела, т.к. большинство доказательств были получены с нарушением закона и исключены из разбирательства дела, что привело к постановлению оправдательного приговора. Однако суд не отреагировал соответствующим образом на выявленные при рассмотрении дела нарушения.

Предложения:
1. Рекомендовать судьям сроки назначения и рассмотрения дел.
2. Улучшить качество составления постановлений, выносимых по
итогам предварительного слушания: мотивировать решения по
заявленным ходатайствам, в т.ч. касающиеся исключения
недопустимых доказательств.
3. Рекомендовать судьям вносить на обсуждение судей судебной
коллеги по уголовным делам вопросы, подлежащие разрешению
коллегией присяжных заседателей.
4. Проводить обсуждение причин отмены приговоров среди судей
судебной коллегии по уголовным делам областного суда.
5. Обсудить данное обобщение на президиуме областного суда.