Обзор судебной практики Рязанского областного суда

По уголовным делам за 11 месяцев 1996 года

1. Законом Российской Федерации от 1 июля 1994 года изменена редакция ст. 24-1 УК РСФСР, из которой исключен ряд статей, осуждение по которым влекло признание лица особо опасным рецидивистом. В связи с этим при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, квалифицирующим признаком которых является совершение преступления особо опасным рецидивистом, необходимо проверять, могло ли лицо в то время быть признано особо опасным рецидивистом с учетом новой редакции ст. 24-1 УК РСФСР.
Фонарева Г.В. осуждена Пителинским районным судом по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима, с конфискацией имущества. Обосновывая квалификацию, суд указал, что ранее Фонарева была признана особо опасной рецидивисткой.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда переквалифицировала действия осужденной на ст. 145 ч. 2 УК РСФСР, исключив квалифицирующий признак - совершение преступления особо опасным рецидивистом, определила отбывание назначенного судом наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима, т.к. при решении в 1983 году вопроса о признании Фонаревой особо опасной рецидивисткой учитывались судимости по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, которые в новой редакции ст. 24-1 УК РСФСР не влекут за собой признание лица особо опасным рецидивистом.
Аналогичные ошибки, повлекшие изменение приговоров, были допущены:
Скопинским районным судом по делу Елисеева В.Н., осужденного по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима, с конфискацией имущества.
Пителинским районным судом по делу Никитушкина А.Н., осужденного по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима, с конфискацией имущества.
Чучковским районным судом по делу Масловой М.М., осужденной по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.
2. Реальное наказание - строже условного, поэтому при сложении в порядке ст. 40 ч. 3 УК РСФСР реального и условного наказаний должен применяться принцип поглощения менее строгого наказания более строгим.
Шамаев В.В., судимый по ст. 148-1 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком в 3 года, осужден Михайловским районным судом по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к данному наказанию частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 3 года 9 месяцев лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор районного суда: поглотив условное наказание реальным и назначив на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР 3 года лишения свободы в ИТК общего режима.
Бычков С.Е., судимый по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, осужден Советским районным судом г. Рязани по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 40 ч. 3 УК РСФСР окончательно назначено 3 года лишения свободы, с конфискацией имущества.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор районного суда, назначив на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР 2 года лишения свободы, т.е. поглотила условное наказание реальным.
3. Отсрочка исполнения приговора по отношению к условному осуждению является более строгим наказанием.
Труняков В.Е., ранее судимый по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года и в период отсрочки вновь совершивший преступление, осужден Клепиковским районным судом по ст. 148-1 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 20 % заработка в доход государства. На основании ст. 41 УК РСФСР к назначенному наказанию присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено с применением ст. 44 УК РСФСР 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда снизила наказание по ст. 148 ч. 1 УК РСФСР до штрафа в виде десятикратного минимального размера оплаты труда, постановив в соответствии со ст. 41 УК РСФСР оба приговора (3 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года и штраф) исполнять самостоятельно.
Аналогичная ошибка, повлекшая отмену приговора за мягкостью назначенного наказания, была допущена Касимовским районным судом по делу Коробкова К.В., осужденного по ст. 144 ч. 2, 148-1 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, а с присоединением в порядке ст. 41 УК РСФСР неотбытого наказания по предыдущему приговору (2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, которое в силу ст. 44 УК РСФСР признано считать условным с испытательным сроком в один год.
4. Необоснованное применение ст. 41 УК РСФСР повлекло изменение приговора.
Литвинов Ю.А., ранее судимый по ст. 109 ч. 1 УК РСФСР на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в полтора года, осужден Рыбновским районным судом по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров назначено 3 года лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда исключила из приговора указание о присоединении наказания в порядке ст. 41 УК РСФСР и к отбытию оставила 2 года 6 месяцев лишения свободы, т.к. Литвинов определением Железнодорожного районного суда от наказания, назначенного по ст. 109 ч. 1 УК РСФСР, освобожден на основании Постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года "Об амнистии".
5. Действия лица, непосредственно не принимавшего участия в хищении коровы, а склонившего к этому другое лицо и давшего согласие забить и продать ее, не могут быть признаны соисполнительством.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда переквалифицировала действия осужденного Московским районным судом г. Рязани Кузнецова Н.Е. со ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на ст. 17, 144 ч. 2 УК РСФСР, указав, что установленные судом обстоятельства совершения кражи свидетельствуют о том, что Кузнецов действовал как подстрекатель и пособник, а именно: Кузнецов предложил Ткачеву украсть корову с фермы колхоза "Искра" и обещал предоставить сарай для разделки туши. Ткачев согласился, тайно похитил корову и привел в сарай к Кузнецову, где совместно зарезали ее. Поскольку Кузнецов сам непосредственно участия в хищении коровы не принимал, он должен нести ответственность как подстрекатель и пособник данной кражи.
6. При новом рассмотрении дела после отмены первоначального приговора усиление наказания возможно лишь в случае отмены приговора за мягкостью назначенного наказания или необходимости применения закона о более тяжком преступлении.
Козлов Г.А. осужден Кораблинским районным судом по ст. 126 ч. 1, 113, 103 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда снизила наказание по ст. 103 УК РСФСР и по совокупности преступлений до 7 лет лишения свободы в связи с нарушением ст. 353 УПК РСФСР. Ранее Козлов по этому же делу был осужден к 7 годам лишения свободы и приговор в отношении него был отменен за неисследованностью обстоятельств дела, а не за мягкостью.
7. Отказ подсудимого от защитника по мотиву отсутствия денежных средств и в случае необеспечения реального участия защитника в рассмотрении дела не может быть принят судом. Указанные нарушения права подсудимого на защиту влекут отмену приговора.
По указанному основанию были отменены приговоры Шацкого районного суда в отношении Сесина В.И., когда суд принял отказ подсудимого от защиты, хотя основанием для заявления такого ходатайства явилось отсутствие денег для оплаты труда адвоката, и Железнодорожного районного суда в отношении Валеева А.А., когда суд принял отказ подсудимого от защитника, не выяснив мотивы такого отказа и не обеспечив участие защитника в деле, хотя рассмотрение дела назначил с участием сторон.
8. Судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно. Рассмотрение теми же судьями других дел ранее окончания слушания начатого дела не допускается.
Клепиковский районный суд рассмотрение уголовного дела в отношении Федина П.Н. по ст. 211 ч. 2 УК РСФСР начал 30 октября 1995 года и продолжил 6 декабря 1995, закончив в тот же день постановлением приговора. Между этими двумя датами судья рассматривал другие дела. В этом случае необходимо было судебное следствие по делу Федина не продолжить, а начать вновь. При этом, если состав суда тот же, суд мог не вызывать допрошенных ранее свидетелей, а ограничиться оглашением их показаний, данных в предыдущем судебном заседании.
Нарушение принципа непрерывности (ст. 240 УПК РСФСР) повлекло за собой отмену приговора.
9. Нарушение требований ст. 35 УПК РСФСР является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущим отмену приговора.
Судья Касимовского районного суда единолично рассмотрел уголовное дело по обвинению Янина Д.В. по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР.
Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор, указав, что санкция статьи 218 ч. 1 УК РСФСР предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 8 лет, поэтому дело надлежало рассмотреть коллегиально. Единолично судья может рассматривать дела о преступлениях, за которые наказание не превышает 5 лет лишения свободы.
10. Нарушение подсудности, закрепленной в ст. 36 УПК РСФСР, повлекло отмену приговора.
Пронский районный суд постановил приговор в отношении Дорохина А.П. по ст. 173 ч. 3 УК РСФСР.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила данный приговор, указав, что дела о преступлениях, предусмотренных ст. 173 ч. 3 УК РСФСР, подсудны областному, а не районному суду.
11. Наличие неустраненных противоречий повлекло за собой отмену приговора.
Гусев и Шелобанов осуждены Скопинским районным судом за совершение по предварительному сговору группой лиц путем проникновения в помещение открытого похищения чужого имущества, соединенного с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевших (ст. 145 ч. 2 УК РСФСР).
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда по протесту прокурора отменила в отношении них приговор районного суда, указав, что по заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшим Лаврушину П.В. и Лаврушиной А.Ф. были причинены легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья (насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших), а в обвинительном заключении и приговоре без каких-либо оснований сделан вывод о причинении этим потерпевшим легких, без расстройств здоровья, телесных повреждений.
Указанное противоречие, влияющее на квалификацию содеянного, предложено устранить в процессе дополнительного расследования.

Рязанский областной суд