Определение Рязанского областного суда от 08.02.2012 N 33-220

Исковые требования о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и применении последствий недействительности сделки обоснованно удовлетворены, поскольку истец в момент заключения договора купли-продажи квартиры по состоянию здоровья не могла понимать значение своих действий и руководить ими

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда заслушала в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе К.Н.Н. на решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 6 декабря 2011 года, которым постановлено:
Признать недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, заключенный 24 января 2010 года между Б.Л.Л. и К.Н.Н., зарегистрированный Управлением Федеральной службы государственной регистрации по Рязанской области 9 февраля 2011 года,
Исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права собственности К.Н.Н. на квартиру <...>.
Взыскать с К.Н.Н. в доход государства госпошлину в размере <...> руб.
Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Левковой Г.И., возражения против доводов кассационной жалобы представителей Б.Л.Л., по доверенности Б.С.В. и Д.Г.А., судебная коллегия

установила:

Б.Л.Л. обратилась с иском к К.Н.Н. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и применении последствий недействительности сделки.
В обоснование требований указала, что ей на праве собственности принадлежала квартира <...>. На основании договора купли-продажи данной квартиры от 24 января 2010 года, зарегистрированного в УФРС по Рязанской области 9 февраля 2011 года, право собственности перешло к ответчице.
Считает, что договор купли-продажи принадлежащей ей квартиры является недействительным, поскольку она, Б.Л.Л., при совершении сделки имела преклонный возраст (86 лет), в течение длительного времени страдала атеросклерозом сосудов головного мозга. Ранее помощь в домашней работе истице оказывали сотрудники социальных служб. Примерно за год до совершения сделки познакомилась с К.Н.Н., которая стала бесплатно помогать истице в ведении домашнего хозяйства. Считает, что К.Н.Н. завладела правоустанавливающими документами на квартиру, воспользовавшись ее беспомощным состоянием. К тому же, денежные средства, указанные в договоре купли-продажи, в размере <...> руб., она, истица, не получала. Считает, что в момент совершения сделки не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.
На основании ст. 177 ГК РФ просила суд признать недействительным договор купли-продажи двухкомнатной квартиры <...>, заключенный 24 января 2010 года, между Б.Л.Л. и К.Н.Н. Признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права собственности К.Н.Н. в отношении данной квартиры, исключив из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации прав на спорную квартиру, передав спорную квартиру Б.Л.Л.
По решению суда исковые требования Б.Л.Л. удовлетворены.
В кассационной жалобе К.Н.Н. просит решение суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам, вынести решение об отказе истице в иске.
Ответчица К.Н.Н. в заседание судебной коллегии не явилась, о дне рассмотрения дела в суде кассационной инстанции извещена надлежащим образом, о причинах неявки не сообщила, не просила об отложении дела слушанием. В силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В данном случае суд вправе, но не обязан откладывать разбирательство дела. Учитывая изложенное, судебная коллегия считает возможным рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие К.Н.Н.
Проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.
Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. При признании сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими, каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах (ст. 171, 177 ГК РФ).
В соответствии с ч. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Как видно из материалов гражданского дела и установлено судом, что истице Б.Л.Л. на праве собственности принадлежала квартира <...>. 24 января 2010 года указанная квартира на основании договора купли-продажи была ею отчуждена ответчице К.Н.Н. Данный договор был зарегистрирован 9 февраля 2011 года в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области, и право собственности на спорную квартиру перешло к К.Н.Н.
Разрешая спор сторон, на основе надлежащей оценки представленных суду доказательств, суд первой инстанции признал установленным, что Б.Л.Л. при совершении сделки купли-продажи квартиры не могла понимать значение своих действий и руководить ими, вследствие имевшегося у нее психического расстройства. Согласно выводам комиссии судебно-психиатрических экспертов от 26 июля 2011 года, Б.Л.Л. в период с января 2010 года и по февраль 2011 года страдала, и страдает в настоящее время психическим расстройством: <...>. В юридически значимый период у истицы отмечались умеренно выраженные когнитивные нарушения. Выводы экспертов мотивированы ссылкой на содержание имеющейся медицинской документации, из которой следует, что истица в 2009 году обнаруживала умеренно выраженные когнитивные нарушения, что привело к вышеназванному заболеванию. Наличие такого заболевания подтверждается возрастом развития психического расстройства на фоне <...>. Все это привело к совершению сделки с ущемлением своих интересов.
Оснований не доверять выводам указанной экспертизы у суда не имелось, поскольку она назначена и проведена в соответствии с нормами действующего законодательства, а доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение ее выводы, суду представлено не было. Каких-либо противоречий выводов экспертов содержанию медицинской документации Б.Л.Л., которое подробно приведено в заключении, не усматривается. Указанное заключение оценено судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, оснований для его переоценки по доводам кассационной жалобы не имеется.
Отклоняя ходатайство представителя ответчика о назначении повторной экспертизы, суд правильно исходил из того, что каких-либо фактов, находящихся в явном противоречии с данным экспертным заключением, которым невозможно дать объяснения, не установлено.
Поскольку судом установлено, что Б.Л.Л. в момент заключения договора купли-продажи квартиры по состоянию здоровья не могла понимать значение своих действий и руководить ими, то суд правомерно признал договор купли-продажи от 24 января 2010 года недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 177 ГК РФ.
Ссылка ответчицы в кассационной жалобе на то, что, применяя двустороннюю реституцию, суду первой инстанции надлежало взыскать с истца в пользу ответчиков денежные средства, переданные по договору, не могут быть приняты во внимание. В соответствии со ст. 161 ГК РФ данная сделка должна быть совершена в письменной форме, в связи с чем, по правилам ст. 162 ГК РФ свидетельские показания не являются надлежащими доказательствами передачи денежных средств. Ответчица ссылается на указание в договоре и акте приема-передачи на факт передачи денежных средств истцу. Однако, совокупностью собранных по делу доказательств подтверждается, что в момент подписания договора Б.Л.Л. не могла понимать значения своих действий и руководить ими, в том числе, не понимала, что, подписывая договор, подтверждает факт передачи денежных средств. Следовательно, пункт договора о выплате денежных средств до его подписания не может рассматриваться как надлежащее доказательство передачи денежных средств ответчицей истице.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений по делу. Ответчица не представила бесспорных доказательств передачи денежных средств Б.Л.Л., в связи с чем, вывод суда об отсутствии оснований для взыскания с истицы в пользу ответчицы <...> руб., является правильным.
Кроме того, судом правильно учтено, что истица не исполняла договор купли-продажи: не передала квартиру по акту купли-продажи, продолжая в ней проживать, что свидетельствует об отсутствии у Б.Л.Л. понимания того, что произошло отчуждение квартиры. Указанное обстоятельство также свидетельствует, что денежных средств Б. за продажу спорной квартиры не получала.
Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы о том, что поскольку стоимость объекта недвижимости является существенным условием договора купли-продажи, то денежные средства были переданы, поскольку определение цены объекта недвижимости и передача денежных средств не связаны между собой. Кроме того, передача денежных средств по договору (в отличие от цены договора) не является существенным условием договора, в связи с чем, подлежит доказыванию заинтересованной стороной.
Доводы кассационной жалобы К.Н.Н. основаны на неверном толковании норм материального права, в связи с чем, они не могут послужить основанием к отмене постановленного решения, кроме того, они приводились ответчицей при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и в решении им дана аргументированная оценка, соответствующая нормам действующего законодательства.
Оспаривание кассатором правильности оценки доказательств данной судом, также не может быть основанием для отмены решения, поскольку нарушений ст. 67 ГПК РФ при указанной оценке судом не допущено. Выводы суда и результаты оценки приведены в решении, в совокупности логически приводят к выводу об удовлетворении исковых требований Б.Л.Л.
При таких обстоятельствах, решение суда в обжалованной части постановлено в соответствии с нормами материального права и с соблюдением норм процессуального права.
Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 6 декабря 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К.Н.Н. - без удовлетворения.