Определение Рязанского областного суда от 08.08.2012 N 33-1431

В удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения отказано, поскольку заключенный между сторонами договор дарения спорной квартиры является притворным с целью прикрыть договор купли-продажи квартиры, так как стороны договорились о существенных условиях договора (его предмете...

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску по иску Ш.А.А. к П.Н.Т. о взыскании неосновательного обогащения и встречному исковому заявлению П.Н.Т. к Ш.А.А. о признании договора дарения недействительной сделкой и применении последствий недействительности сделки с апелляционной жалобой Ш.А.А. на решение Московского районного суда г. Рязани от 31 мая 2012 года, которым постановлено:
В удовлетворении первоначального иска Ш.А.А. к П.Н.Т. о взыскании неосновательного обогащения отказать.
Встречные исковые требования П.Н.Т. к Ш.А.А. о признании договора дарения недействительной сделкой удовлетворить.
Признать недействительной сделкой договор дарения квартиры <...>, заключенный 26 августа 2011 года между П.Н.Т. и Ш.А.А., зарегистрированный Управлением Федеральной службы Государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области 28 сентября 2011 года за N <...>.
Привести стороны сделки в первоначальное положение.
Аннулировать в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации указанного договора дарения квартиры от 28 сентября 2011 года за N <...> и запись о переходе права собственности на указанную квартиру от П.Н.Т. к Ш.А.А. от 28 сентября 2011 года за N <...>.
Взыскать с П.Н.Т. в пользу Ш.А.А. <...> рублей.
Взыскать с Ш.А.А. в пользу П.Н.Т. судебные расходы в сумме <...> рублей,
Заслушав доклад судьи Милашовой Л.В., объяснения ответчика-истца П.Н.Т., представителя ответчика-истца П.Н.Т. - К.А.А., судебная коллегия

установила:

Ш.А.А. обратился в суд с исковым заявлением к П.Н.Т. о взыскании неосновательного обогащения. В обоснование своих исковых требований указал, что он является собственником однокомнатной квартиры <...> на основании заключенного между ним и ответчиком П.Н.Т. договора дарения указанной квартиры от 26 августа 2011 года. Право собственности на указанную квартиру зарегистрировано за ним в Управлении Федеральной службы Государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области 28 сентября 2011 года. После того, как он стал собственником указанной квартиры, ответчица П.Н.Т. сообщила ему, что данная квартира нуждается в дооформлении, на что ей потребуется некая сумма денег. Будучи юридически не подготовленным человеком, добросовестно заблуждаясь, он поверил П.Н.Т. и 20 ноября 2011 года передал ей <...> рублей, о чем П.Н.Т. написана расписка, согласно которой она получила от него данную сумму за оформление дарственной указанной квартиры. Однако только после получения юридической консультации ему стало ясно, что он передал ответчице денежные средства в указанной сумме, которые она не могла использовать для оформления за ним права собственности на указанную квартиру. Полагает, что ответчица неосновательно сберегла указанные денежные средства. Ссылаясь на ст. ст. 423, 572, 1102 ГК РФ, просил суд взыскать в его пользу с П.Н.Т. денежные средства в сумме <...> рублей.
П.Н.Т. обратилась в суд со встречными исковыми требованиями к Ш.А.А. о признании договора дарения недействительной сделкой. В обоснование встречных исковых требований указала, что 26 августа 2011 года между ней и ее племянником Ш.А.А. был заключен договор дарения однокомнатной квартиры <...>, которая принадлежала ей на праве собственности с 2007 года. Для погашения имевшейся задолженности по кредитному договору она решила продать спорную квартиру своему племяннику Ш.А.А. за <...> рублей, который пообещал передать ей денежные средства в течение двух месяцев после заключения договора дарения. На момент оформления договора дарения спорной квартиры денежные средства ответчиком ей не передавались, а были переданы только 22 ноября 2011 года в размере <...> рублей, вместо оговоренной суммы <...> рублей. Считая, что между ними была заключена притворная сделка дарения спорной квартиры, совершенная с целью прикрыть сделку купли-продажи квартиры, просила признать договор дарения недействительной сделкой.
В процессе производства по делу П.Н.Т. свои исковые требования уточнила, просила применить последствия признания сделки недействительной: возвратить стороны в первоначальное положение, обязав ее возвратить Ш.А.А. денежную сумму <...> рублей, а Ш.А.А. - возвратить ей спорную квартиру.
Судом постановлено указанное решение.
В апелляционной жалобе Ш.А.А. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм процессуального права; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; неприменение судом закона, подлежащего применению; несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и вынести новое решение, удовлетворив его исковые требования и отказав в удовлетворении встречного иска П.Н.Т.
В возражениях на апелляционную жалобу П.Н.Т. просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
В заседании суда апелляционной инстанции ответчик-истец П.Н.Т. и ее представитель К.А.А. возражали против доводов апелляционной жалобы.
Истец-ответчик Ш.А.А. в судебное заседание не явился, причина неизвестна, о дне слушания дела извещен.
На основании ст. 167 ГПК РФ суд находит возможным дело рассмотреть в его отсутствие.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам:
В силу ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.
Из материалов дела следует, что 26 августа 2011 года между Ш.А.А. и П.Н.Т., был заключен договор дарения квартиры, по которому даритель П.Н.Т. подарила одаряемому Ш.А.А. однокомнатную квартиру, назначение: жилое, общей площадью <...> кв. м, в том числе жилой <...> кв. м, расположенную по адресу: <...>. Одаряемый принял в дар от дарителя указанную квартиру.
Договор дарения указанной квартиры от 26 августа 2011 года зарегистрирован в Управлении Федеральной службы Государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области 28 сентября 2011 года за N <...>.
Право собственности на данную квартиру зарегистрировано за Ш.А.А. на основании договора дарения квартиры в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области 28 сентября 2011 года, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 28 сентября 2011 года сделана запись регистрации N <...>.
Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела.
Разрешая спор, суд первой инстанции правильно применил к рассматриваемым правоотношениям положения ст. 572 ГК РФ, согласно которым по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность, при этом освобождая одаряемого от имущественной обязанности перед собой или третьими лицами.
Суд признал доказанным тот факт, что совершенная П.Т.Н. сделка по отчуждению квартиры в собственность Ш.А.А. безвозмездной не являлась.
Данный вывод суда подтверждается объяснениями в судебном заседании ответчика-истца П.Н.Т. о том, что при заключении договора между ней и Ш.А.А. была достигнута договоренность о размере денежной суммы, подлежащей оплате ей последним в счет стоимости квартиры, однако, принято решение об оформлении договора дарения с целью исключения в будущем возможности у супруги Ш.А.А. претендовать на это имущество; распиской П.Н.Т. о получении от Ш.А.А. <...> рублей за оформление дарственной на квартиру <...> от 20.11.2011; письменными объяснениями Ш.А.А. от 11.11.2011 в отдел милиции N <...> по обслуживанию Московского района УМВД России по г. Рязани о приобретении им спорной квартиры у П.Н.Т. за <...> рублей, опровергающими утверждение истца-ответчика о том, что денежные средства он передал П.Н.Т. в счет издержек за оформление договора дарения.
Исследовав и оценив представленные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, суд установил факт возмездного приобретения Ш.А.А. у П.Н.Т. названной квартиры и пришел к выводу о том, что между Ш.А.А. и П.Н.Т. договор дарения спорной квартиры был заключен с целью прикрыть другую сделку - договор купли-продажи квартиры, воля сторон была направлена на создание правовых последствий, соответствующих сделке купли-продажи, в связи с чем суд обоснованно квалифицировал указанный договор дарения как притворный.
С таким выводом суда согласна судебная коллегия, поскольку по своей правовой природе заключенный между сторонами договор соответствует требованиям ст. 454 ГК РФ, предъявляемым к договору купли-продажи, по условиям которого продавец обязуется передать вещь в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.
Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у Ш.А.А. умысла на совершение притворной сделки опровергаются приведенными доказательствами. Ссылка истца-ответчика на наличие временного разрыва между оформлением договора дарения квартиры 26.08.2011 и передачей денежных средств 20.11.2011 указанные выводы суда не опровергает и согласуется с объяснениями П.Н.Т. относительно достигнутой между ней и истцом-ответчиком договоренности о сроках и условиях выплаты ей Ш.А.А. стоимости квартиры.
Доводы Ш.А.А. относительно оценки судом показаний допрошенных свидетелей Ш.Н.Р., С.А.А., Ш.И.А. не опровергают обстоятельства, установленные судом на основании приведенных выше доказательств, в части существа заключенного между сторонами договора.
Ссылка Ш.А.А. на передачу им П.Н.Т. <...> рублей в счет издержек за оформление договора дарения судом обоснованно оценена судом как не соответствующая по размеру денежной суммы стоимости действий по оформлению договора и обстоятельствам сделки, которая к моменту передачи денежных средств 20.11.2011 уже была оформлена надлежащим образом и зарегистрирована в установленном законом порядке, в связи с чем этот довод истца-ответчика Ш.А.А. отвергнут судом.
Поэтому вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований Ш.А.А. о взыскании с П.Н.Т. в его пользу <...> рублей как неосновательного обогащения и удовлетворении исковых требований П.Н.Т. к Ш.А.А. о признании договора дарения недействительным является правомерным.
Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о размере денежной суммы, полученной П.Н.Т. от Ш.А.А. по договору купли-продажи квартиры.
На основании ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.
Установив, что П.Н.Т. получила от Ш.А.А. в счет исполнения договора купли-продажи квартиры <...> рублей, суд сослался как на доказательства данного факта на показания свидетелей Ш.Н.Р., С.А.А.
Однако, в силу положений ст. 161 ГК РФ показания свидетелей являются недопустимым доказательством факта исполнения данного денежного обязательства, подтверждаемого письменными доказательствами, и не могли быть приняты судом.
В материалах дела имеется расписка П.Н.Т. от 20.11.2011 о получении от Ш.А.А. за оформление дарственной на квартиру <...> рублей.
Указанное доказательство является допустимым по настоящему делу, не опровергнуто никакими другими допустимыми доказательствами, в связи с чем судебная коллегия считает установленным, что П.Н.Т. получила от Ш.А.А. в счет исполнения договора купли-продажи квартиры <...> рублей.
Поэтому из мотивировочной части решения суда должен быть исключен вывод о размере денежной суммы, полученной П.Н.Т. от Ш.А.А. по договору купли-продажи квартиры.
Разрешая вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки, суд первой инстанции, пришел к выводу о недействительности договора купли-продажи квартиры в связи с несоблюдением установленной законом письменной формы сделки, и применил последствия недействительности договора, возвратив стороны в первоначальное положение и обязав каждую из сторон возвратить все полученное по договору купли-продажи квартиры.
С таким выводом суда не может согласиться судебная коллегия.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 170 ГК РФ, к сделке, которую стороны действительно имели в виду заключая притворную сделку, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.
Таким образом, последствиями признания договора дарения притворной сделкой в данном случае является возникновение у сторон договора прав и обязанностей продавца и покупателя по договору купли-продажи квартиры.
При этом письменная форма притворной сделки выступает в качестве доказательства письменной формы прикрываемой сделки.
Установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что между П.Н.Т. и Ш.А.А. было достигнуто соглашение о существенных условиях договора купли-продажи: его предмете и цене, что дает основания признать договор купли-продажи квартиры между сторонами заключенным.
При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для возвращения сторон в первоначальное положение путем возложения на П.Н.Т. обязанности возвратить Ш.А.А. полученные от него в счет купли-продажи квартиры денежные средства, а на Ш.А.А. - обязанности возвратить П.Н.Т. спорную квартиру.
С учетом изложенного, решение суда в части применения последствий недействительности сделки подлежит отмене как вынесенное с неправильным применением закона, в удовлетворении требований П.Н.Т. в части применения указанных последствий недействительности сделки должно быть отказано.
Поскольку договор купли-продажи исполнен сторонами, стоимость квартиры передана от продавца покупателю, сделка по отчуждению квартиры зарегистрирована в установленном законом порядке, судебная коллегия признает необходимым применить последствия заключения между П.Н.Т. и Ш.А.А. договора купли-продажи квартиры <...>, внеся в записи Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации заключенного между сторонами договора об отчуждении квартиры и переходе права собственности на спорную квартиру от продавца П.Н.Т. к покупателю Ш.А.А. соответствующие изменения.
Из материалов дела следует, что в судебном заседании, когда П.Н.Т. уточнила свои исковые требования и заявила о применении последствий недействительности договора дарения квартиры, участвовал представитель Ш.А.А. - В.А.А., действующий на основании доверенности, поэтому уточнение П.Н.Т. исковых требований в данной части устно, без оформления письменного заявления, не нарушает прав Ш.А.А. и основанием для признания решения незаконным не является.
В остальной части обжалуемое решение постановлено в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона и подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Московского районного суда г. Рязани от 31 мая 2012 года в части удовлетворения исковых требований П.Н.Т. к Ш.А.А. о применении последствий недействительности сделки: приведении сторон в первоначальное положение, аннулировании в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации договора дарения квартиры от 28 сентября 2011 года за N <...> и записи о переходе права собственности на указанную квартиру от П.Н.Т. к Ш.А.А. от 28 сентября 2011 года за N <...>, взыскании с П.Н.Т. в пользу Ш.А.А. <...> рублей, отменить.
В указанной части вынести новое решение, которым: в удовлетворении исковых требований П.Н.Т. к Ш.А.А. о применении данных последствий недействительности сделки отказать.
Применить последствия заключения между П.Н.Т. и Ш.А.А. договора купли-продажи квартиры <...>, внеся изменения в записи Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним: о регистрации договора дарения квартиры от 28 сентября 2011 года за N <...> и о переходе права собственности на указанную квартиру от П.Н.Т. к Ш.А.А. от 28 сентября 2011 года за N <...> на основании договора дарения, указав на регистрацию договора купли-продажи квартиры, заключенного между П.Н.Т. и Ш.А.А., и переход права собственности на указанную квартиру от П.Н.Т. к Ш.А.А. на основании договора купли-продажи.
Исключить из мотивировочной части решения вывод суда о размере денежной суммы, полученной П.Н.Т. от Ш.А.А. по договору купли-продажи квартиры <...>.
В остальной части решение Московского районного суда г. Рязани от 31 мая 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.